На прошлой неделе я закончил блог, посвященный новым британским артистам и радиошоу The Selector, на постпанковой ноте и разговоре об островных традициях. В этом выпуске собраны музыканты, работающие в направлениях, которые пока с Британией не ассоциируются – и совершенно зря.

24-летний певец и автор песен Джошуа Коллард выбрал своим кумиром американца, причем одного из величайших поп-артистов XX века – Принса Роджера Нельсона, более известного как Prince. Это ясно с первого вопля “Ух-ух”, которым открывается трек Collard “Hell Song”, а дальше фанаты Его пурпурного величества обнаружат еще больше сходств – возбужденный фальцет, заведенные фанковые риффы, пружинящий хип-хоповый бит и слегка непристойное содержание песен. Житель лондонского района Кэмдена пожил некоторое время в Лос-Анджелесе, где напитался местным грувом, и выплеснул все свои влияния и увлечения на дебютном альбоме “Unholy”. Джошуа Коллард не претендует на опустевший трон Prince (его меч невозможно вытащить из камня), но вносит приятное разнообразие и оживление в британский музыкальный пейзаж, где, по понятным причинам, доминируют рок и грайм.

Послушать: Collard - Hell Song

У многоголового оркестра Steam Down еще пока нет ни дебютного альбома, ни даже сингла в стриминговых сервисах – трек, звучащий в The Selector был записан продюсерами шоу на концерте во время фестиваля The Great Escape. Steam Down – это даже не совсем музыкальный коллектив. Так назывались одноименные джазовые сейшены музыкантов в Шоредиче, слава о которых прогремела на весь Лондон, а затем участвовавшие в нем музыканты объединились вокруг саксофониста Ahnansee в сообщество, которое зажило гастрольной жизнью. На подходе первый альбом проекта – конечно же, записанный вживую.

Ведущая The Selector Голди Рокс называет выступление Steam Down своим самым сильным впечатлением от The Great Escape, на котором выступало полтысячи ярких групп со всего света. Трек, звучащий в The Selector, подтверждает ее слова – густой афробитовый грув, виртуозная ритм-секция, синтезаторные бэки как у Херби Хэнкока, олдскульная хип-хоповая перепалка и саксофонные соло, электрифицирующие атмосферу донельзя. Это не группа, а большой взрыв. Steam Down – еще один пример, что лондонская джазовая сцена сейчас переживает пору цветения. Вслед за анархистско-афрофутуристским трио The Comet Is Coming, которые 7-го сентября выступят на “Стрелке”, идет мощная волна последователей. Кстати, The Comet Is Coming и Steam Down встретятся не где-нибудь, а на старейшем и крупнейшем британском фестивале Гластонбери и устроят совместный двухчасовой джем – вот это будет сейшен года.

По сравнению со Steam Down, только вынырнувшими из глубин лондонского джазового андеграунда, Kate Tempest – артистка очень известная. Два ее альбома номинировались на престижную Mercury Prize, а в прошлом году у нее был шанс стать лучшей исполнительницей по версии Brit Awards, но она уступила поп-звезде Dua Lipa. При этом, в отличии от Dua Lipa, за пределами Британии и особенно в России имя Kate Tempest совсем не на слуху. Потому что 33-летняя поэтесса, драматург и писательница работает в редком жанре “spoken word” – говоря по-простому, читает собственные стихи под музыкальное сопровождение. Признание к Kate Tempest – то есть к Кейт Буре, родившейся и выросшей в Южном Лондоне под именем Кейт Калверт – пришло в 2013-м с премьерой spoken word-спектакля “Brand New Ancients”, в котором она смешала современную лондонскую бытовщину с греческой мифологией и трагедией. После этого ее прозвали “поэтическим голосом нового поколения”. И Кейт Калверт берет на себя смелость говорить от лица поколения – ее прошлогоднее выступление на Гластонбери, во время которого артистка резко прошлась по политике британского правительства и лично по Терезе Мэй, навело шума в прессе и собрало шквал лайков в соцсетях.

В июне 2019-го Kate Tempest выпускает новый, четвертый альбом “The Book of Traps and Lessons”, который она записывает с самим Риком Рубином – легендарным американским продюсером, работавшим с сотнями знаменитых артистов во всех жанрах – от AC/DC до Эминема. Но вот, пожалуй, поэтесс в его послужном списке еще не было. Первый обнародованный трек “Firesmoke” – пылкий сонет, посвященный Kate Tempest своей любимой женщине. Только эротика, и никакой политики:

Послушать: Kate Tempest

Диджей и продюсер Тенейл Тросселл (Teneil Throssell), более известная под псевдонимом HAAi, вообще-то родом из Австралии. Что она делает в шоу The Selector? Восходящей звездой танцевальной музыки ее сделал Лондон. У HAAi – любопытная история: ее происхождение не предвещало диджейского будущего. Появившись на свет в затерянном городишке под Пертом, она до поздних тинейджерских лет не знала о существовании группы The Beatles и открыла ее для себя одновременно с Nirvana. Проснувшаяся любовь к музыке заставила девушку уехать сначала в Сидней, где она играла психоделический рок, а потом – в Лондон. Группа Dark Bells, в которой Тенейл была вместе со своим парнем, выпустила несколько синглов и даже попала на одну из мелких площадок Гластонбери. Это выступление потерпело фиаско и поставило крест как на карьере Dark Bells, так и на личных отношениях. Только после этого Тенейл открыла для себя танцевальную культуру, съездив в Берлин, сходив в главный клуб Berghain и безвылазно проведя там больше 12 часов.

Дальше события развивались стремительно – за три года HAAi проделала путь от первых неловких сетов до награды BBC Essential Mix 2018 и выступлений на крупнейших электронных европейских фестивалях, включая Melt и Sonar. Ключевым пунктом в ее карьере стало резиденство в лондонском клубе Phonox где Тенейл играла 6-часовые сеты, демонстрирующие разносторонность ее вкуса – от турецкого фанка и психоделического рока до гулких  техно-треков, будоражащих публику на танцполе. HAAi не только диджеит, но и сама пишет композиции, в которых сталкиваются ее любовь к гипнотическому психоделическому дрону и планомерно вращающимся шестерням бита – вот как в новейшем ремиксе, сделанном для дуэта Maribou State:

Послушать: HAAi